Iсторiя

на попередню сторiнку

Воспоминания ликвидаторов катастрофы на ЧАЭС

Воспоминания ликвидаторов катастрофы на ЧАЭС

В ликвидации последствий на Чернобыльской атомной электростанции принимали участие спасатели 2-го Государственного пожарно-спасательного отряда Управления Госслужбы чрезвычайных ситуаций в Кировоградской области, а ныне пенсионеры : Рогоза В.А., Кочерга А.И., Яструб А.Г., Кулиш В.И., Цымбал А.В., Стороженко Н.И., Гришин Г.О., Щербинский Г.Н., Мусиенко Н.П., Фуртак С.А., Дорошенко С.А., Пловайко  И.А., Шеляшков С.Н., Довгый С.Г.. Были и жертвы. Чернобыль  унес жизнь Довгаля Ивана Васильевича. Чтим память погибшего.

1987 год. Вспоминает  бывший старшина вн.службы, водитель 12 ПДПЧ Пловайко Игорь Анатольевич.

«Многие тогда отказывались выполнять свой долг – ехать в Чернобыль, вплоть до увольнения. Мне был 21 год и я работал в пожарной охране всего 5 месяцев. Как сейчас помню,  пришел начальник части Рогоза В.А. и спросил, кто поедет добровольцем на ликвидацию аварии на ЧАЭС. В гараже стояла тишина. А к концу смены я уже решил, что поеду… Дежурства выпадали очень часто: 8 часов – на станции, 8 часов отдыха и 8 часов – в резерве. После трех таких циклов мы на сутки заступали в СВПЧ – 16 г.Чернобыля. Кормили нас очень хорошо, но, чтобы попасть в столовую на обед, нужно было пройти все дозиметрические контроли, а на это уходил целый час. Когда приехали в Чернобыль, всем нам выдали дозиметры, а по окончанию месячной вахты по их показаниям устанавливали дозу облучения, которую получал каждый из нас. Потом дозы оказались такими низкими, что можно было подумать, будто никакой аварии и не было. Нас просто обманывали»…

1988 год. Командир  отделения 11 ПДПЧ, прапорщик вн.службы Цымбал Анатолий Викторович.

«…Работая в ПВПЧ- 16, я был командирован на ЧАЭС. Инструктаж прошли в г.Кировограде, там же написали рапорт, что якобы едем добровольно… По прибытию в Чернобыль нас построили и распределили по частям. Я был  назначен старшим пожарным ВПЧ-2 (на ЧАЭС). И вот нас впервые на автобусе везут к самой станции. Сначала мы увидели трубу и возвышающийся саркофаг. Окрашенный  в черный (траурный) цвет он напоминал человечеству о трагедии. А вдоль трассы – брошенные села. Привычные дома и улицы непривычно пусты- жуткая картина. Служба выглядела следующим образом: сутки - дежурство на станции, сутки - отдых (хотя в случае пожара мы должны были выезжать на тушение на резервной технике) и сутки – в резерве (ремонт техники, укладка асфальта, кладка кирпича и др.). Неоднократно был в г. Припяти, по приказу вышестоящего начальства вывозили мебель. Куда она потом направлялась, нам никто не объяснял. Наше дело – выносить по списку из квартир и грузить в автомобили. Кроме того, разбирали алюминиевые профиля, затем ними оббивали гараж в ВПЧ-2. До сих пор не могу понять, кому нужна была эта красота, ведь там, в Припяти, мы оставляли свое здоровье. Был случай на ЧАЭС, когда поступило сообщение, что задымление под 4-м реактором ниже отметки «ноль». Подъезжаем, ощущения не из лучших, в составе звена опускаемся ниже «нулевой» отметки  ( причем все это делаем бегом, потому что, чем дольше мы там находимся, тем больше рентген хватаем), а там дымится ватник разорванный… Возвращаемся обратно, смотрим на «японца» (маленький аппарат для замера радиации) – получили по 5 рентген, а за все три вахты поставили 0,06 мл. рентген. Вот так …»

1989 год. Начальник караула 12 ПГПЧ капитан вн. службы Шеляшков Сергей Николаевич.

«…В Чернобыле по личной просьбе я был назначен на должность начальника караула ВПЧ-2 по охране  АЭС. И вот поездка на первое дежурство, первый взгляд на станцию, на близлежащую территорию, на 4-й блок, на «рыжий лес»… Первая поездка на пожар. Горел лес в 10-километровой зоне. Наша смена тогда была в резерве, но мы быстро собрались в ВПЧ – 16  г.Чернобыля и выехали на место. Основная задача состояла в том, чтобы не пустить огонь в 30-ти километровую зону. Хорошо пришлось поработать, но задача была выполнена. Доводилось также принимать участие в тушении пожаров на торфяных полях, где загрязнение превышало норму (даже прибор один при замере вышел со строя)… Когда наши подразделения проезжали по зоне, мы встречали людей, которые не захотели  оставлять родную землю.  Это были пожилые люди…».

Герои-огнеборцы, несмотря на облучение, до конца исполняли свой профессиональный долг.  И мы, сегодняшнее поколение, знаем об этом, помним и гордимся бойцами, которые, не жалея себя, спасли  миллионы человеческих жизней.

С.Шабанова

0    4741     27.04.2017


Коментарі (0)

Для додавання коментарів необхідно авторизуватися!